СОДЕРЖАНИЕ
Про Псков
 История жизни
 Мнимое благополучиенимое
Вседозволенность? Нет, недостатков внимания
 Мои ребята рассказывают

«Да ограничить им пользование любыми гаджетами, компьютерами, запретить игры эти непонятные, соцсети. Жестко контролировать все время, по минутам расписывать уроки, секции, встречи с друзьями. На улицу не выпускать без конкретной причины, а ослушаются, так и пороть, не стесняться. Для их же пользы…» - так и полыхают «праведным» гневом взрослые, которым непонятен, а потому страшен мир современных подростков. Не умея найти общий язык (это очень трудно, когда единственная цель – подчинить и добиться полного послушания), возникает только одно чувство – любой ценой подавить малейший бунт, даже не пытаясь найти истоков и мотивов. А если просто попытаться полюбить их, что насчет обычной любви?

 

tri rebenkaПомните псковскую трагедию? Нет, не так. Псковскую Трагедию. Все российские СМИ пестрели «желтушными» заголовками:

  • «Власти намерены ужесточить интернет-контроль после трагедии в Пскове».
  • «Псковские подростки ушли, не дождавшись слов о любви».
  • «Девятиклассники из Пскова попрощались с жизнью без любви».
  • «Психиатры советуют осторожно обращаться с информацией о псковских малолетних самоубийцах».

А руководитель Центра «Академия радости» Солотова Марина тогда по горячим следам написала на своей страничке в Фейсбуке о роли, что сыграли родители в случившемся кошмаре. Ее откровенные рассуждения не были голословны, они основаны на личном многолетнем опыте общения с «трудными» подростками.

«ПРО ПСКОВ. МНОГО БУКВ»

«Я работаю с подростками более 36 лет, я прошла долгий путь из советских 80-х до нынешних капиталистически-демократических. Мне есть с чем сравнивать, о ком рассказывать и не хочется сегодня стыдливо расшаркиваться и подбирать слова. Накипело.

ТОГДА:

Когда-то давно, все в тех же 80-х, на заре моего педагогического пути мы с моими подопечными ставили постановку «Трудное детство». Сами придумывали сценарий, сюжетную линию, диалоги и характеры персонажей. «Втиснули» в спектакль все то, что делает, по мнению ребят, юность трудной – первая любовь (почти всегда равно несчастная), семья, школа. Спустя три с половиной десятка лет по этому сценарию можно снова ставить пьесу. Ничего не поменялось, только появились телефоны и социальные сети.

Суть не в этом. Главное, что затронутые нами вопросы остались такими же актуальными. Сцену о детских самоубийствах в постановке мы прорабатывали особенно тщательно. Серьезно подошли к сбору материала, изучению предсмертных записок, даже разговаривали с несостоявшимися самоубийцами, детьми, которых посчастливилось спасти. Никто, понимаете, НИКТО не собирался умереть по-настоящему.

Согласно статистике того времени, пик самоубийств случается в промежутке между 18 и 19 часами. Только вдумайтесь – подросток целенаправленно шел на отчаянный шаг, зная, что мама или папа вот-вот придут с работы. Они успеют, спасут, а заодно поймут, что пора менять что-то. Мы со сцены прочитывали записки и начинали осознавать, что причина, побуждающая к суициду потрясающа в своей банальности. Эта часть постановки заканчивалась словами, которые живут во мне больше тридцати лет: « Если бы вы узнали истинную причину ухода из жизни, то вы бы услышали: «Меня не любили. Любите нас живыми».

СЕГОДНЯ

Что изменилось за прошедшие годы? НИЧЕГО. Стал ли мир подростка проще, светлее, понятнее? НЕТ. Одно из утренних занятий в мастерской я начала с разговора о произошедшей онлайн, на глазах тысяч зрителей драме. Кто-то и сам был свидетелем разворачивающейся катастрофы. После показанной накануне об этом передачи «Пусть говорят» ВСЕ родители со слов моих подопечных кинулись обсуждать увиденное со своими друзьями в социальных сетях. ВСЕ, понимаете?! Стоит ли комментировать?

А теперь внимание тем, кто с пеной у рта доказывает, что это плохие дяди из «ВКонтакте» вынуждают наших детей делать подобные вещи. Мои семь из семи ребят на вопрос о выборе проведения времени во «ВКонтакте» или с родителями предпочли маму и папу. Хотите – верьте, хотите – нет, но такие независимые «взрослые» дети хотели бы вместе с родителями прогуляться в парке, поиграть в «Монополию», сходить на концерт, посмотреть кино всей семьей и говорить. Говорить о том, как мама встретила папу, как радовались они, узнав о прибавлении в семействе. Говорить хоть тысячу раз об этом, О ЛЮБВИ, а не представлять отчет по требованию о школьных оценках.

Услышьте те, кто считает, что похороненных в юном возрасте нужно было просто больше пороть, чтобы не думали о глупостях. Ребята в разговоре со мной сказали: «Просто это случилось бы раньше»…

rebenok v shapke s ushami

ИСТОРИИ ИЗ ЖИЗНИ

Настоящие, не придуманные. Одну мою ученицу наказывают побоями за четверки. Родители хотят дочь-отличницу и считают, что она просто не использует все максимально доступные ресурсы. Как-то в начале осени девочка не вернулась домой вовремя из-за того, что потеряла ключ. И телефон, как назло, остался дома (обычное дело, это и со взрослыми бывает). Но девочка была наказана на целый месяц. Покидать комнату ей разрешалось только для посещения школы, в туалет и по приглашению к столу на кухню. Ее лишили не только ноутбука, телефона, но и книг, кроме учебников. Что ребенок должен был делать? Вот и у меня нет ответа.

Позже, когда с нее сняли наказание, мы решили провести эксперимент и обратились на телефон доверия. На громкой связи девочка рассказывала человеку на том конце провода, позиционирующего себя психологом, между прочим, об этой истории с небольшой оговоркой: речь шла в контексте того, что девочка на данный момент вторую неделю наказана и со слезами она спрашивала, что ей делать. С настоящими слезами, ситуация не отпустила ее до сих пор.

«Специалист» лениво, безграмотно и тупо наезжала на подростка. «Какая тебя успеваемость? А почему у кого-нибудь не взяла телефон позвонить родителям и сказать про ключ? Как это никуда не отпускают, если ты в школу ходишь, с друзьями видишься?». А потом эта «психологиня» … ушла. Да-да, просто оставила трубку на столе, через которую услышали стук каблуков, и пропала на некоторое время. Спустя несколько минут появилась вновь и спросила: «Ты все еще тут? Ну, поговори с мамой и папой. До свидания».

Несколько дней назад у одной моей ученицы произошел срыв. Вернее вскрылся «нарыв», как я это называю. Так бывает, когда на тренингах из детей высвобождается все накопленное. Она плакала и кричала: «Как мне еще общаться?! Мне страшно одной!». Речь шла о ночных посиделках девочки в социальных сетях. «Мама уходит, у нее свидания, новая любовь и развлечения. Она собирается замуж, и я должна буду жить с ним в его доме. А я ненавижу его. Он смеется надо мной, что я картавая, а мама говорит, чтоб я привыкала, потом в жизни проще будет. И вообще, ничего страшного в его насмешках нет». У меня была встреча с мамой той девочки и ее поздних отлучках. Она заявила, что уходит ночью, а ДЕТИ НОЧЬЮ СПЯТ.

Мальчишка, весь год делившийся с ребятами семейной трагедией: его родители ссорились практически ежедневно на его глазах, громко и яростно. Однажды мама даже ушла из дому на несколько недель. А однажды она позвонила мне и сказала. Что ее сын получил за четверть тройку по физике и в следующем месяце на тренинги не придет. Я сорвалась. Я высказала матери, что она крадет у сына единственное место, где ему хорошо, где он УСЛЫШАН. Что заниматься физикой, когда за стенкой твои самые любимые люди изощряются друг на друга матом и брызжут ненавистью априори невозможно. И что пусть он не ходит сюда, но вместо этого с папой отправится в спортзал или с мамой на выставку картин. Я много чего еще наговорила. Слава Богу, это один из немногих случаев, когда мама ПОНЯЛА.

 piushchii podrostok

МНИМОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ

У меня подобных историй из жизни вполне приличных с виду семей не один десяток наберется. Более того, мы тоже в свое время видели родителей от силы час в день. Но «доброго» дядечки из «ВКонтакте» в нашем детстве не было, и волшебного рецепта по решению проблем он нам не раздавал. А нашим детям дает. И пока они нам нужны меньше, чем ему – он побеждает. Ведь он умеет дать то, чего не даем мы – убеждение подростка, что его понимают. Что не жалеют времени для разговоров на ЕГО интересующие темы. И пока мы гневно призываем колесовать этого дяденьку, другой уже регистрирует страничку в сети, а чей-то ребенок нажимает кнопку «ДРУЖИТЬ».

Наши дети и вправду недолюблены. И общения им не хватает, нормального, не про школу. Про нее тема им вообще ненавистна, а по отношению к взрослым стойкое убеждение – кроме оценок, родителям ничего не нужно, а они ничего не значат, да и школа не значит. Хотя это отдельный разговор.

И девчушка четырнадцати лет не потому отдается мужчине, что ее либидо требует. Ну нет его еще в этом возрасте! просто она думает, что вот, наконец, нашла любовь, в которой так нуждается.

Дети не должны слышать, как родители выясняют отношения. Закон войны: во время боевых действий первыми эвакуируют детей. Я устала объяснять взрослым (и умным?) людям, что ребенок винит себя в их конфликтах. И вариантов его точки зрения два:

  1. Без меня им было бы лучше, не пришлось бы терпеть друг друга.
  2. Я им не нужен, если и ради меня они не хотят жить вместе.

Родители, уверяющие меня, что их дети им доверяют – НЕТ. Заведите «левый» профиль и подружитесь со своим чадом в сети, как много вы узнаете… Только будьте умны, не используйте полученную информацию против собственного ребенка. Просто делайте выводы и начинайте действовать – умно и ненавязчиво. А всем, кто ратует за сохранение тайны переписки, отвечу: мы воюем с тем, кто ДРУЖИТ с нашими детьми до самоубийства и только грамотная тактика поможет нам победить.

ruka podrostka

ВСЕДОЗВОЛЕННОСТЬ? НЕТ, НЕДОСТАТОК ВНИМАНИЯ

Хотя бы раз принятая другая сторона в ситуации публичной разборки в отношении вашего ребенка приведет к тому, что он НИКОГДА уже не доверится вам. Дети нередко неправы, но разбирать это нужно наедине, на людях же, просто сказать: «Спасибо, все выясним, до свидания». Я не о том, что все можно, я о том, что ребенку архи важно понимать – он любим в любой ситуации.

Главное, не перепутать излишнюю опеку, похожую на рабство с искренним вниманием и желанием помочь разобраться в проблемах. В ФБ обсуждают: «Родительская любовь «считывается» детьми, поэтому взрослые ни при чем. Это социум виноват – дети добиваются признания и не получают его».

НА САМОМ ДЕЛЕ:

  • Родители всегда «при чем». Если ребенок убивает себя, а они ни при чем, то зачем они вообще?!
  • Любовь не считывается. Ребенку (как, впрочем и любому взрослому, задумайтесь) нужны подтверждения. Всегда. И не материальные.
  • Да, добиваются признания. Если где-то не приняли, ищут другое место. Но вы должны помочь найти тот «социум», где ребенок будет принят и признан.

Дети могут без интернета, поверьте. Но их души не терпят пустоты. Чем заполнить свободное пространство? Кто в ранге значимости будет первым – вы или дяденька из «ВК»?

Не будем говорить про школу – ее роль давно перестала иметь значение в контексте места, где интересы ребенка важнее остальных. Дети стремятся туда, где их понимают, дают высказаться и говорят с ними. Когда мы со своими ребятами выезжаем в лагерь, то просим отдать свои телефоны всего на одну, первую ночь. Даю честное слово, они на всю смену забывают про гаджеты! Они нашли свое полезное место и не нуждаются в призрачном виртуальном признании левого дяденьки. Они ДРУЖАТ в реале – с ровесниками. Со мной и моими помощниками.

Человек расстается с жизнью, когда не чувствует ее ценности. Не жизни в целом, а своей собственной. Когда теряет веру в то, что он нужен. Нужен в любом случае, даже если в дневнике куча троек, потерял дорогой телефон, украл шоколадку или не поступил в институт. Всегда нужен.

Deti nashe vse

МОИ РЕБЯТА РАССКАЗЫВАЮТ:

…Я плохая дочь, потому что я троечница.

…Я хочу быть программистом, но мама говорит, что ВУЗ – это не для моего ума.

…Когда я обращаюсь к папе за помощью, он говорит я слабак и не могу сам решать проблемы.

…Меня наказали за то, что я ездила к бабушке по отцу. Маме это не нравится, ведь они с папой разошлись, и она вышла замуж за другого. А я люблю свою бабушку.

…Я ненормальная и в моем классе таких большинство.

Все, что случается с нашими детьми – это наша ответственность. Всегда. Давайте любить их живыми.